• Вы находитесь тут:
  • Sci314
  • Новости
  • Теория лжи. Почему мы верим фейкам и что нам с этим делать?

Теория лжи. Почему мы верим фейкам и что нам с этим делать?

Отличить фейковые новости от настоящих нелегкая задача, особенно когда фейковые новости вызывает у людей доверие.

Если учесть, что чаще всего фейки базируются на теориях заговоров, а 40% британцев верят по крайней мере в одну теорию заговора, (подобные и даже более высокие цифры зафиксированы в США и других странах), то борьба с фейками осложняется. Тем более, что фейки наносят вреда. Так, распространение фейков во время пандемии делает борьбу с вирусными заболеваниями сложнее. Вредные советы распространяются быстрее, чем те, которые происходят от официальных источников и действительно могут помочь. Люди не соблюдают официальных рекомендаций, потому что дезинформированы.

Почему мы верим в ложную информацию?

Наиболее распространенной причиной нашей веры в фейки, может быть такова: мы верим в то, что совпадает с нашими взглядами (в том числе политическими), подтверждает наше мнение («Я же говорил!»), поддерживает нашу идентичность и соответствует нашим представлениям и предубеждением.

Если мы уже верим в то, что эмигранты склонны к противоправным действиям, то поверим и фейку, который рассказывает о том, как эмигранты нарушают закон. Мы не будем относиться к нему критически и проверять информацию, потому что это совпадает с нашей картиной мира. А, например, либералы США будут склонны верить в чушь об отце Трампа. Интересно, что метаанализ 51 экспериментальных исследований, проведенный Питером Дитто (Peter Ditto), профессором психологии Университета Калифорнии (США), показал, что американские либералы и консерваторы одинаково склонны больше верить информации, подтверждающей их политические взгляды.

Но не все так просто, как кажется на первый взгляд. Ученые Йельского университета Гордон Пенникук (Gordon Pennycook) и Дэвид Рэнд (David G. Rand) провели исследование, которое показало, что мы ленимся подумать над информацией, которую получили, и верим ей, потому что она совпадает с нашими убеждениями. Однако высокое развитие аналитических навыков, который измеряется тестом когнитивных способностей, помог не поверить фейкам и отличить их от истинных новостей, даже если новости не совпадали с политическими убеждениями. Ученые продолжили проводить подтверждающие эксперименты, и в прошлом году продемонстрировали результаты еще одного. Они сымитировали ленту новостей в Фейсбуке: участникам эксперимента давали фотографии, заголовки и первые строки новостей и требовали сразу говорить, фейк это или нет. Одновременно их отвлекали чем-то посторонним. Таким образом участников эксперимента поместили в условия обычной жизни. Оказалось, что давление времени и загрузки мозга другими вопросами не давали им спокойно проанализировать то, что они видят. Они улучшили свои результаты, когда имели время подумать и полностью сконцентрироваться на вопросе. И в этот раз идеологическая склонность не мешала им различить фейки от правды.

Как говорится в статье журнала Американской психологической ассоциации, Рэнд считает, что люди, которые просматривают ленту в фейсбуке, могут защитить себя от дезинформации, если просто сосредоточатся и приглянутся к тому, что читают. «Когда вы читаете что-то в социальных медиа, то притормозите и подумайте немного», — говорит исследователь.

Так мы верим фейк, так как они совпадают с нашими убеждениями, или потому, что мы ленимся вчитаться в текст?

Как считает Рэнд, наши идеологические предубеждения берут верх, когда мы полагаемся на интуицию. Мы не хотим обдумывать новости. Он добавляет, что не во всех случаях аналитическое мышление может помочь, если мы сталкиваемся с большой и сложной темой, как изменение климата, то ложная информация менее заметна, данные могут быть по-разному искажены. В таких случаях мы можем убедить себя и поверить тем, кому уже настроены доверять. Автор книги «The Internet, Warts and All», преподаватель информационных технологий, интеллектуальной собственности и медиа Юридической школы Университета Восточной Англии Поль Бернал (Paul Bernal) также считает, что люди с развитым математическим, то есть аналитическим, мышлением более склонны доверять фейкам. Они способны подобрать аргументы и «доказательства» в поддержку своего мнения, даже если эти доказательства фальшивые. В случаях, когда мы встречаем откровенную ложь, обдумывание помогает нам выбрать правильный ответ. Тогда собственное мировоззрение и взгляды значения не имеют.

Но с экспериментами Рэнда и Пенникука не соглашается Стивен Сломен, ученый в области когнитивистики Университета Брауна (США). Он считает, что участники эксперимента были поставлены в условия, когда от них требовали различать фейки от настоящих сообщений. Таким образом, они были вынуждены настроить свой мозг на более критическое восприятие и рассуждения. Он говорит: «Люди не являются информационными процессорами, как компьютеры. Мы — социальные животные: важной функцией фейковых новостей является то, что они — индикаторы того, во что верят люди «. Поль Бернал считает, что фейки не строятся на пустом месте и не существует в вакууме: они опираются на фейковые нарративы, которые придают им вес, и поддерживаются ложной информацией и дезинформацией от политиков, СМИ и других.

Питер Дитто убежден, что «вера фейк — это не только когнитивный процесс. Он является социально усиленным «. Вероятно, это действительно так: исследование Media Insight Project, проведенное Американским институтом прессы и Центром исследований общественных дел NORC в сотрудничестве с Ассошиэйтед Пресс, показывает, что в социальных сетях, например Фейсбук, люди больше верят тому, кто распространил информацию. Так, 51% людей ответили, что статья о диабете, которую распространила знакомая, которой они доверяют, хорошо освещает факты. И только 34% сказали так об этом же статью, когда ее распространил человек, которого пользователи не знали. Доверие к тому, кто распространяет, влияет на отношение к новостному источники: его больше рекомендуют друзьям, начинают следить за источником в социальной сети и подписываются на сообщения. Это приводит к печальному выводу, что тот, кто распространяет новость, имеет большее влияние на взгляды людей, чем организация, которая создала новость.

Образование не предотвращает вере в конспирологические теории: высокообразованные люди, которые считают, что в обществе есть аномия, склонны верить в теории заговора. Среди сторонников теории заговоров есть люди, которые имеют научные степени и верят в то, что глобальное потепление — это большая мистификация, а вакцины и ГМО вредны.

Возможно, вера в подобные вещи связано с тем, что люди склонны преувеличивать свои знания. В серии экспериментов, опубликованные в журнале Psychological Science исследователями Корнелльского университета, люди, которые считали себя очень образованными, указали, что знают некоторые термины, которых не существовало — на самом деле их придумали специально для этих экспериментов. Даже когда участникам говорили, что в задании есть вымышленные сроки. Интересно, что преувеличивали свои знания те участники эксперимента, которые получили легкий тест, по сравнению с другими.

Также люди склонны переоценивать свое критическое отношение к информации и независимость суждений: 66% американцев ответили, что доверие к информации в Фейсбуке базируется на доверии к источнику. И только 48% делают выводы, основываясь на впечатлении от человека, который распространил новость. Но, как мы уже знаем по исследованию Американского института прессы, все наоборот.

Вернемся к социальным факторам. Недоверие к институтам — то власти, то ученых — лежит в основе логики теории заговоров. Поэтому в ситуациях социальной и экономической нестабильности и кризисов, например, как сегодня с коронавирусом, люди начинают верить в чушь.

Но почему они их не проверяют? Это также связано с социальным фактором: согласно исследованиям Гиты Джохар (Gita Johar) и ее коллег из бизнес-школы Колумбийского университета, люди склонны меньше проверять информацию, когда они находятся в группе других людей. Присутствие других, даже онлайн, влияет на то, что у нас снижается осмотрительность и бдительность. «Животные прячутся и чувствуют себя в безопасности, когда они в группе, так и мы чувствуем себя в безопасности, находясь в толпе. Этот же инстинкт действует в потреблении информации в социальных сетях и приводит к снижению проверки информации «, — объясняет исследовательница.

Поль Бернал считает, что фейки быстро и эффективно распространяются благодаря алгоритмам социальных сетей и поисковых систем. Социальные платформы поддерживают распространение эмоционального — положительного или отрицательного — контента, который можно сильнее привлекает пользователей. А истории, наполненные устрашающий контентом, скорее всего, будут прочитаны и распространены. Кроме этого, социальные сети настроены так, что пользователи выбирают то, что хотят читать, а потом сеть сама подстраивается под их желания. Возникает так называемая «информационная пузырь»: сторонники идеи существования проблемы с мигрантами будут видеть рассказы о мигрантов, которые якобы постоянно нарушают законы. Это будет происходить независимо от того, будут те сообщения фейковыми или правдивыми. Обычно пользователи подписываются на те новости и страницы, которые поддерживают их взгляды и аргументы, а не пытаются узнать, как оно есть на самом деле.

Но в это время ученые Соруш Восухи (Soroush Vosoughi) и его коллеги из Массачусетского технологического института доказали, что фейковые новости распространяются быстрее и охватывают большее количество пользователей не потому, что их продвигают алгоритмы, а потому что они нравятся пользователям. Фейковые новости носят характер новизны и вызывают эмоции.

Социальные сети могут помочь пользователям поверить в фейки: когда фейк появляется несколько раз, то срабатывает «иллюзорный эффект правды», как показали в своем исследовании Рэнд и его коллеги. Пользователи начинают верить, что фейк истинный, если часто его видеть.

Повторение новости не влияет только на откровенную чушь. Например, если человек в Фейсбуке будет часто видеть посты, что Земля — ​​это идеальный квадрат, то он не станет верить в это. А вот относительно того, является ли Земля плоской …

Но не только новостная и эмоциональная привлекательность фейков, пребывание в информационной пузыре и повторения информации способствуют вере в фейки. Профессор Винсент Хендрикс (Vincent F. Hendricks) из Университета Копенгагена и его коллега Пеле Хансен (Pelle G. Hansen) из Университета Роскилле в своей книге «Infostorm» рассказывают, что современные информационные технологии провоцируют иррациональное социальное поведение и могут манипулировать сознанием и рынками.

Они приводят пример провозглашения неожиданной отставки председателя Немецкого Бундесбанка, информация о которой появилась в твиттере январским утром 2013 года. Уже через несколько минут информация набрала 256 634 просмотров и уже к 10:20 это привело к снижению курса евро на 0,55 цента. Но это было лишь слухами, которые появились на анонимном аккаунте в Твиттере. Уже потом они были опровергнуты администрацией банка. Такое снижение евро не является критическим, но благодаря алгоритмам твиттера, которые предлагают актуальную информацию, и людям, которые прежде чем проверить информацию начали ее распространять, этот инфошторм создал последствия в реальном мире. «С приходом современных информационных технологий мы часто принимаем решения, основываясь на скоплении таких публичных сигналов как ругательства, голоса» за «, ретвиты в таких социальных платформах как Фейсбук и Твиттер, а не берем время на размышления и рассуждения. Это может привести к серьезным последствиям для демократии «, — рассказывает Винсент Хендрикс.

Даже зная все это, можно сказать, что не все так плохо. Ученые подсчитали, что уменьшение части вредных советов на 10%, или уменьшение количества людей, которые распространяют веру в них, на 20% (по другим данным на 30%), может существенно снизить влияние фейков по вирусных заболеваний. Таким образом, образование и просвещение людей, вероятно, могут быть решением проблемы. Они помогут человеку получить рефлексивной беспристрастность, то есть привычку размышлять и размышлять над чем-то.

Несмотря на то, что социальные факторы иногда подталкивают нас верить фейкам и снижают нашу осмотрительность, коллективный разум обычных людей способен отличить качественное и некачественное источник новостей в социальных сетях, несмотря на их политические взгляды и отсутствие информации. Это можно использовать в виде рейтинга доверия, который поможет пользователю ориентироваться по качеству источника.

Предлагаем читателям пройти тест когнитивных способностей, успешные результаты которого свидетельствуют, по мнению ученых Гордона Пенникука и Дэвида Рэнда из Йельского университета, о вашей способности защититься от фейков:

Мяч и бейсбольная бита стоят вместе 1 доллар и 10 центов. Бита дороже мяч на доллар. Какова стоимость мяча? Если 5 машин способны выработать 5 изделий за 5 минут, то сколько времени нужно, чтобы 100 машин изготовили 100 изделий? В пруду цветут водяные лилии. Каждый день их листья увеличиваются вдвое. Если листьям нужно 48 дней, чтобы полностью покрыть озеро, то сколько времени нужно для того, чтобы заполнить половину пруда?

Автор — магистр политических и социальных наук, Университет Страсбурга (Франция), лекторка с медиаграмотности, фактчекерка.

  • Вы находитесь тут:
  • Sci314
  • Новости
  • Теория лжи. Почему мы верим фейкам и что нам с этим делать?
  • Вы находитесь тут:
  • Sci314
  • Новости
  • Теория лжи. Почему мы верим фейкам и что нам с этим делать?